Тимур ШагивалеевГенеральный директор ОЭЗ «Алабуга»

«Примером для нас были китайские зоны развития — благодаря им Китай за 30 лет из аграрной страны стал индустриальной сверхдержавой»

На главную проекта
Территория успеха «АЛАБУГА»
Читать

Об истории создания, текущем моменте и планах на будущее ОЭЗ «Алабуга» рассказывает ее генеральный директор Тимур Шагивалеев.

Тимур ШагивалеевГенеральный директор ОЭЗ «Алабуга»

На какой международный опыт вы опирались, создавая ОЭЗ «Алабуга»? Что послужило ориентирами?

При создании нашей особой экономической зоны мы внимательно изучили лучшие зарубежные практики в этой области. Конечно, примером для нас являлись китайские зоны развития — благодаря им Китай за 30 лет трансформировался из аграрной страны в индустриальную сверхдержаву. Посетили мы в свое время и Сингапур, хотя на то время там ОЭЗ как таковой уже не существовало, мы смогли много позаимствовать из опыта организации химической площадки «Джуронг». Наибольшее впечатление на нас произвела особая зона «Сучжоу» в Китае. Ее делали сингапурские планировщики, и многие из их проектных решений мы постарались применить у себя: это широкие проспекты, электроснабжение на подземных кабельных линиях и многое другое. Были изучены ОЭЗ в Турции и ОАЭ. Посмотрели в Питере первый завод «Форд», где были совмещены режим свободного таможенного склада и режим промышленной сборки, — вариант, самый близкий к режиму свободной таможенной зоны. Мы сумели учесть у себя их опыт. В том числе негативный. Например, то, что у них на входе были огромные пробки, негде было припарковаться. Мы это учли, сделав у себя в ОЭЗ просторную парковку с четырьмя полосами на въезд и выезд.

В то же время в процессе создания «Алабуги» очень многое приходилось познавать самостоятельно, ведь в России опыта особых экономических зон не было. При этом просто скопировать модель работы китайских прибрежных зон развития, которые завозят импортное сырье, перерабатывают его и реэкспортируют готовую продукцию, не получилось из-за расположения ОЭЗ в центре континента. В качестве первого этапа развития особой экономической зоны, расположенной в европейской части России, была определена импортозамещающая модель, когда завод или фабрика производят товар, аналогичный выпускаемому за рубежом, но по конкурентоспособной цене за счет снижения стоимости сырья, прежде всего минерального, и стоимости доставки. Второй этап развития ОЭЗ предполагает постепенное замещение сборочных производств более высокотехнологичными и экспортоориентированными за счет повышения культуры производства, привлечения иностранных инвестиций и технологий, создания научно-исследовательских центров.

Опыт приходил в том числе и через ошибки и трудности, но в итоге мы создали успешно работающую систему, и уже наши практики становятся примером для тех наших коллег, кто желает повторить успех «Алабуги». И мы искренне желаем им удачи.

К каком типу ОЭЗ относится «Алабуга»? Есть ли у нее какая-либо отраслевая специализация?

В 2005 году «Алабуга» была создана как особая экономическая зона промышленно-производственного типа. Изначально мы планировали довольно узкую ее специализацию на производстве автокомпонентов и переработке полимеров. Но со временем мы поняли, что диверсификация отраслей имеет свои преимущества. Сейчас у нас развиты и строительный кластер, и пищевое направление, и производство оборудования, и химия. В результате даже в кризисные периоды, когда какое-либо направление в экономике «проваливается», в целом особая экономическая зона остается успешной. Это означает, что ОЭЗ может содержать инфраструктуру, здесь сохраняются рабочие места.

Как ОЭЗ «Алабуга» должна способствовать развитию экономики Республики Татарстан и РФ в целом?

Стратегическая цель очевидна — это привлечение инвестиций, создание современных прибыльных высокотехнологичных импортозамещающих производств, новых рабочих мест. Только налогов резидентами за время существования ОЭЗ уплачено 11 млрд рублей, здесь создано более 5 тыс. рабочих мест.

На сегодняшний день наши резиденты вложили на территории «Алабуги» $2,8 млрд, а это значит, что работают строители, производители стройматериалов, энергетики, транспортники, рестораны. Все работают. И если налоги, уплаченные зарегистрированными у нас производствами, в основном попадают под льготы, то по смежным отраслям никаких льгот нет. То есть в реальности названные суммы смело можно умножать на два, ведь мы получаем кумулятивный эффект по налогам. Так что это очень успешный для страны проект.

Как сказывается на ОЭЗ и деятельности ее резидентов непростая экономическая ситуация и режим санкций?

Глупо отрицать, что кризис нас затронул, — он коснулся всей российской экономики. Но мы в «Алабуге» убеждены, что Россия — страна с большими ресурсами, с мощнейшим населением и отличными перспективами для бизнеса. У нас по-прежнему есть валютная выручка, есть критическая масса рынка, которая так или иначе будет генерировать спрос на товары.

Да, внешнеполитическая ситуация такова, что западные инвестиции, в том числе вопреки желаниям западных компаний, по политическим причинам сейчас приостановлены. Мы понимали, что так будет, сразу, как только ситуация начала развиваться. Но это не повод остановить работу — это повод скорректировать стратегию. Сейчас, когда западные компании отказываются от строительства в России собственных заводов, появляется отличный шанс у российских компаний и производителей из других стран, чтобы захватить рыночную нишу. И многие компании уже этим пользуются — к нам все сильнее растет интерес со стороны Турции, появляются китайские инвесторы. И мы уверены, что у «Алабуги» по-прежнему большое будущее.

Кстати, большие надежды в связи с кризисом мы возлагаем на созданные у нас индустриальные парки «Синергия» и «А Плюс Парк» — это уникальная особенность «Алабуги». Наши резиденты могут арендовать в парках производственные площади, что, с одной стороны, позволяет сэкономить на строительстве, а с другой — максимально быстро приступить к производству, не дожидаясь ввода в строй собственных корпусов. В условиях, когда «длинные» деньги стали «дорогими» и менее доступными, любое сокращение сроков реализации проекта — антикризисная мера.

В наших планах — увеличить количество компаний-резидентов к 2023 году с нынешних 45 до 120, их ежегодная выручка должна составлять 320 млрд рублей против нынешних 32 млрд, на заводах в «Алабуге» должны работать 16 тыс. сотрудников.

Как «Алабуга» будет развиваться, каких показателей вы планируете достичь?

В наших планах — увеличить количество компаний-резидентов к 2023 году с нынешних 45 до 120, их ежегодная выручка должна составлять 320 млрд рублей против нынешних 32 млрд, на заводах в «Алабуге» должны работать 16 тыс. сотрудников. В прошлом году нашими резидентами было уплачено 2,4 млрд рублей налогов. Уже к 2018 году уплаченные резидентами налоги превысят сумму государственных инвестиций в инфраструктуру ОЭЗ, а в 2023 году они ежегодно будут платить налогов не менее 32 млрд рублей в бюджеты всех уровней.

Эти планы выглядят амбициозными, но мы абсолютно уверены, что они выполнимы. Ведь еще 10 лет назад никто не верил, что «Алабуга» вообще состоится как проект, а в 2012 году объем вложенных резидентами инвестиций достиг $1 млрд. С этого момента мы поняли, что проект удался, что обратного пути нет. И сегодня у нас на площадке вложено уже 93 млрд рублей, а к 2023 году эта сумма должна достичь 360 млрд.

Режим особой экономической зоны длится не более 49 лет. Что, по вашему мнению, можно будет считать свидетельством успеха ОЭЗ «Алабуга» после прекращения ее существования?

Я уверен, что «Алабуга» изменит окружающую территорию, изменит республику и, я думаю, окажет значительное влияние на российскую экономику. Хочется верить, что 10 лет назад мы заложили здесь фундамент новой промышленной революции в масштабах всей страны, и после окончания режима ОЭЗ «Алабуга» будут вспоминать как проект, который изменил государственный подход к развитию промышленности в России.

  • Выбор «Алабуги» был обусловлен многими причинами.
    Пожалуй, самыми главными для нас стали
    бизнес-ориентированность и поддержка органов власти.
    Марина Потокер Генеральный директор Rockwool Russia
  • Мы высоко оцениваем промышленную
    и социальную инфраструктуру особой
    экономической зоны.
    Али Кылыч Генеральный директор завода Kastamonu в Алабуге
  • Завод Kastamonu уже создал более 600 новых рабочих
    мест непосредственно на производстве и еще
    более 3000 — в смежных и вспомогательных отраслях.
    Онур Гювен Вице-президент Kastamonu
  • Нас приятно удивило, что сотрудники ОЭЗ помогли
    нам получить все необходимые разрешения для
    строительства и подключиться к коммуникациям.
    Вилфред Миддел Вице-президент по производству Armstrong World Industries в регионе Европа, Ближний Восток, Африка
  • «Алабуга» открывает для нас
    Уральский регион с его горнодобывающей
    и тяжелой промышленностью.
    Роберт Николс Генеральный директор 3М Россия
  • В «Алабуге» было запущено производство
    инновационного продукта, не имеющего аналогов
    на российском рынке, — «Лайт Баттс Скандик».
    Марина Потокер Генеральный директор Rockwool Russia
  • ОЭЗ «Алабуга» имеет инфраструктуру
    мирового уровня для развития бизнеса
    в Татарстане.
    Адиль Ширинов Первый вице-президент и исполнительный директор компании Ford Sollers
  • В ближайших планах — запуск завода
    по производству двигателей
    в ОЭЗ «Алабуга».
    Адиль Ширинов Первый вице-президент и исполнительный директор компании Ford Sollers