Вилфред МидделВице-президент по производству Armstrong World Industries в регионе Европа, Ближний Восток, Африка

«Мы продаем наши потолочные плиты в России с начала 90-х годов, сперва этим занимался один человек, теперь более пятидесяти»

На главную проекта
Территория успеха «АЛАБУГА»
Читать

Armstrong World Industries

Направление деятельности производство подвесных потолочных плит из биорастворимого минераловолокна

9 июня 2015 года в особой экономической зоне «Алабуга» в Татарстане открылся завод Arsmtrong по производству подвесных потолочных плит из биорастворимого минераловолокна. Общая сумма инвестиций в строительство предприятия составила 3,6 млрд рублей, его мощность — 20 млн кв. м потолочных плит в год. Продукцию планируется реализовывать в России, Белоруссии и Казахстане.

Вилфред МидделВице-президент по производству Armstrong World Industries в регионе Европа, Ближний Восток, Африка

Двадцать лет в России

Наша компания специализируется на производстве потолочных плит из биорастворимого минераловолокна. Мы продаем наши потолочные плиты в России с начала 90-х годов, сперва этим занимался один человек, теперь штат отдела продаж превышает полсотни. Мы считаем себя лидером рынка в России. В сегменте потолочных панелей у Armstrong в России достаточно конкурентов, но все эти компании импортируют свой товар, очень много, а точнее половина всего объема, завозится из Китая. Здесь очень слабо развито производство потолочных панелей, этим занимается только одна небольшая компания. Поэтому было принято решение о локализации производства в России. Более того, Россия — третий по объему рынок потолочных панелей в мире после США и Китая. Так что потенциал у нас есть.

Минимум препятствий и максимальное содействие

Конечно, перед тем как принять решение о локализации производства, мы долго думали. Мы изучали российский рынок в течение многих лет и неоднократно обсуждали выбор места для производства. В первую очередь мы присматривались к западным областям — Калужской и Тверской, чтобы быть ближе к центрам деловой активности — Москве и Санкт-Петербургу. Конечно, мы слышали, что процедура открытия бизнеса в России сильно отличается от западноевропейской. Мы советовались с другими компаниями, которые уже сталкивались с таким опытом в России, да, мы были готовы к тому, что этот процесс может занять некоторое время.

Когда мы узнали об ОЭЗ «Алабуга», то нашли предложение очень привлекательным и решили открыть завод именно там. ОЭЗ «Алабуга» заинтересовала нас больше, чем другие регионы, по нескольким причинам. Во-первых, мы считаем, что если мы открываем локальное производство, то у нас должен быть свободный доступ к местной квалифицированной рабочей силе, к людям, которые заинтересованы в работе на нашем заводе.

Во-вторых, это инфраструктура. Для нас важно обеспечение электричеством, газом, водой. Мы были поражены, когда увидели, что большинство коммуникаций уже подведены. И в-третьих, что особо важно, это бизнес-среда, которую обеспечили люди из ОЭЗ. Они очень активно убеждали нас в том, что настроены на долгосрочные деловые отношения и сделают все возможное, чтобы помочь нам.

При участии представителей ОЭЗ мы в основном уложились в запланированные временные рамки и были избавлены от волокиты с оформлением земельного участка. В общем, мы не столкнулись с какими-либо неожиданностями или трудностями. Наоборот, нас приятно удивило, что сотрудники ОЭЗ помогли нам получить все необходимые разрешения для строительства и подключиться к коммуникациям. И эта помощь оказалась действительно очень кстати. Еще одним преимуществом размещения производства в ОЭЗ оказались налоговые ставки на ближайшие 10-15 лет. Мы только запустили производство, поэтому льготное налогообложение для нас очень важно.

Я понимаю, что в ОЭЗ должны соблюдаться меры безопасности. Я не знаю, какие требования устанавливает ОЭЗ для получения разрешений для въезда и выезда товаров и людей, но бумаг для этого может потребоваться очень много.

Хотя к некоторым вещам нам пока не удается приспособиться. Однако связаны они скорее не с отсутствием поддержки со стороны ОЭЗ, а с организацией бизнес-процессов в России. Одна из проблем — вопросы таможенного регулирования. Например, оборудование иногда требует ремонта, или необходимо ввезти запчасти, и порой нам приходится доказывать, что мы не собираемся эти запчасти продавать. Это отнимает очень много сил и времени. Но ОЭЗ оказывает нам посильную помощь в решении и этих вопросов.

Я понимаю, что в ОЭЗ должны соблюдаться меры безопасности. Я не знаю, какие требования устанавливает ОЭЗ для получения разрешений для въезда и выезда товаров и людей, но бумаг для этого может потребоваться очень много.

Я не знаю, в чьей это компетенции — таможни или особой экономической зоны, но, мне кажется, что было бы удобнее, если бы они могли вместе как-то упростить этот процесс.

Еще один российский производитель

Нам удалось в России построить современный завод, который на сегодняшний день воплотил в себе новейшие технологии производства потолочных плит, благодаря которым возможен выпуск экологически безопасного продукта. Хотелось бы добавить, что оборудование, установленное на заводе Armstrong в ОЭЗ «Алабуга» позволяет использовать отслужившие и утилизированные потолочные плиты в программе вторичной переработки сырья для производства новых плит, что позволяет значительно сократить количество отходов при производстве.

Сейчас на заводе работают около 140 человек. Мы очень тщательно подходим к отбору персонала, этот процесс в нашей компании хорошо отлажен. Конкуренция у нас довольно высокая — несколько человек на место. Процесс производства на наших предприятиях организован по-другому — мы уделяем особое внимание технике безопасности. Это наша отличительная черта. Поэтому мы специально обучаем наших сотрудников, обеспечиваем их защитными средствами (спецодеждой, обувью, шлемами и защитой для глаз) и проводим тренировки. Около 40 человек уже прошли стажировку на заводах в Великобритании и Китае в течение 3-5 недель. Большинство наших сотрудников — местные, только несколько руководителей приехали из Москвы, Санкт-Петербурга, Самары и Казани. Но в будущем мы планируем готовить команду руководителей из местных сотрудников.

Точки роста нашего бизнеса мы видим в сегменте коммерческой недвижимости — офисных центрах, административных зданиях и ритейле. Мы считаем, что значительный рост возможен за счет помещений сферы образования и здравоохранения, если правительство выделит на эти конкретные области деньги.

Конечно, сейчас ситуация на рынке хуже, чем несколько лет назад. Санкции, несомненно, оказали серьезное влияние на бизнес, и не только на строительный. Но мы продолжаем верить, что Россия обладает большим потенциалом, который позволяет говорить о скором восстановлении экономики, какой бы ни была ситуация в настоящее время. Armstrong — теперь российский производитель, и вся выпускаемая продукция является товаром отечественного производства и отвечает актуальной тенденции импортозамещения.

  • Выбор «Алабуги» был обусловлен многими причинами.
    Пожалуй, самыми главными для нас стали
    бизнес-ориентированность и поддержка органов власти.
    Марина Потокер Генеральный директор Rockwool Russia
  • Мы высоко оцениваем промышленную
    и социальную инфраструктуру особой
    экономической зоны.
    Али Кылыч Генеральный директор завода Kastamonu в Алабуге
  • Завод Kastamonu уже создал более 600 новых рабочих
    мест непосредственно на производстве и еще
    более 3000 — в смежных и вспомогательных отраслях.
    Онур Гювен Вице-президент Kastamonu
  • Нас приятно удивило, что сотрудники ОЭЗ помогли
    нам получить все необходимые разрешения для
    строительства и подключиться к коммуникациям.
    Вилфред Миддел Вице-президент по производству Armstrong World Industries в регионе Европа, Ближний Восток, Африка
  • «Алабуга» открывает для нас
    Уральский регион с его горнодобывающей
    и тяжелой промышленностью.
    Роберт Николс Генеральный директор 3М Россия
  • В «Алабуге» было запущено производство
    инновационного продукта, не имеющего аналогов
    на российском рынке, — «Лайт Баттс Скандик».
    Марина Потокер Генеральный директор Rockwool Russia
  • ОЭЗ «Алабуга» имеет инфраструктуру
    мирового уровня для развития бизнеса
    в Татарстане.
    Адиль Ширинов Первый вице-президент и исполнительный директор компании Ford Sollers
  • В ближайших планах — запуск завода
    по производству двигателей
    в ОЭЗ «Алабуга».
    Адиль Ширинов Первый вице-президент и исполнительный директор компании Ford Sollers